Экспертиза
19 марта 2020

Доказывание непреднамеренного банкротства после экспертизы не в нашу пользу

История дела

Решением Арбитражного суда Кемеровской области от 14 августа 2014 года ликвидируемый должник — ЗАО «Сибирские ресурсы» — признан несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство. 

Через три года в арбитражный суд поступили заявления конкурсного управляющего и одного из конкурсных кредиторов о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, солидарном взыскании в конкурсную массу ЗАО «Сибирские ресурсы» денежных средств в размере 2 136 467 547,06 рублей.

В определении суда от 20 апреля 2018 года установлено, что «при рассмотрении настоящего обособленного спора о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности, в материалах дела имеется два финансовых анализа в отношении должника».

Первый анализ — отчет аудиторской фирмы, в нем признаков преднамеренного банкротства не выявлено.

Во втором анализе, заказанном конкурсным кредитором, вывод сделан противоположный — есть периоды существенного ухудшения коэффициентов платежеспособности и выявлены подозрительные сделки, которые стали причиной увеличения и (или) возникновения неплатежеспособности «Сибирских ресурсов». 

Из-за противоположных результатов суд назначил экспертизу, тогда же, в апреле 2018 года. 

Первая экспертиза

Какой вопрос поставили перед экспертом:

Имеются ли признаки преднамеренного и фиктивного банкротства у закрытого акционерного общества «Сибирские ресурсы», исходя из требований Временных правил проверки арбитражными управляющими наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 №855?

С этой экспертизой с самого начала не задалось. Сначала поменяли эксперта. Второй эксперт пришел к следующим выводам:

  1. Признаки фиктивного банкротства должника в период с 01.01.2011 по 30.06.2018 не выявлены.
  2. Признаки преднамеренного банкротства должника в период с 01.01.2011 по 30.06.2018 установлены.

В чем выразилось преднамеренное банкротство:

  • В увеличении кредиторской задолженности должника, в том числе на суммы, несопоставимые с объемом активов должника и возможностью должника исполнить такие денежные обязательства.
  • В сокрытии признаков банкротства должника при наличии существенных обстоятельств, при которых руководители должника обязаны были обратиться с заявлением в арбитражный суд о собственном банкротстве, акционеры и совет директоров — принять меры по обязанию руководителя должника обратиться с заявлением в арбитражный суд о собственном банкротстве.
  • В выводе активов должника (продажа имущества должника заинтересованным кредиторам и иным лицам на сумму 618 991 197,52 руб. при наличии у должника значительной кредиторской задолженности в размере 2 133 554 тыс. руб.), что не позволило погасить требования кредиторов полном объеме. 

На пояснение эксперта поступили возражения, в том числе рецензия и отчет от экспертной группы Veta.

Специалист экспертной группы Veta опрашивал эксперта на судебном заседании — и этот момент оказался ключевым для решения суда о повторной экспертизе. Именно на этом заседании после вопросов специалиста Veta стало ясно, что эксперт не может четко обосновать свою позицию и сделал неправильные выводы.

Определением от 09 апреля 2019 года суд назначил повторную экспертизу. 

Как суд обосновал необходимость повторной экспертизы?

  1. Эксперт в заключении подробно, системно подвергает анализу действия конкурсного управляющего должника, в том числе в части не проведения инвентаризации имущества должника и не включения его в конкурсную массу, несмотря на то, что оценка действий управляющего на предмет законности (незаконности) его действий относится к компетенции суда, а не эксперта. Этот анализ повлиял на основные выводы.
  2. Эксперт не учел, что оба конкурсных управляющих должника получили статус конкурсного управляющего после признания должника банкротом и не могли повлиять на факторы неплатежеспособности должника раньше. 
  3. Предмет рассматриваемого дела — не спор о взыскании убытков с конкурсных управляющих должника, а спор о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, то есть управляющие — не ответчики по спору и анализ их деятельности как один из факторов, влияющий на общие выводы эксперта, не может быть безусловно учтен, как обстоятельство, реально указывающее на факторы неплатежеспособности должника, на признаки преднамеренности (отсутствия преднамеренности) банкротства. 
  4. Эксперт превысил пределы компетенции, самостоятельно проведя правовую переквалификацию правоотношений, которые ранее были установлены судебными актами об установлении требований.

Результаты повторной экспертизы и что было после

Повторная экспертиза не выявила признаков преднамеренного банкротства.

Кредитор не согласился с заключением эксперта. Он предположил, что эксперт не запросил необходимые документы, и представил возражения на заключение эксперта.

В ответ экспертная организация предоставила письменные пояснения на доводы кредитора. Суд убедился, что эксперты изучили все представленные материалы и документы, подтвердили отсутствие у них заинтересованности в исходе дела и дали подписки о предупреждении об уголовной ответственности. 

Суд исследовал пояснения экспертов и пришел к выводу, что эксперты представили аргументированные доводы, опровергающие позицию кредитора, которая по сути сводится к «я не согласен». Все документы, которые были нужны эксперту для полного ознакомления с делом, суд предоставил.

После этого суд отказал кредитору в назначении дополнительной экспертизы и бухгалтерской экспертизы, так как ходатайство кредитора было фактически вызвано его несогласием с выводами эксперта.

Итоги

29 октября 2019 года суд отказал управляющему и кредитору в удовлетворении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности. 

Причины:

  • Не доказана обоснованность привлечения по основанию непередачи документации.
  • Материалы свидетельствуют, что конкурсная масса сформирована, определены основные активы должника и их идентификация, выявлены и проанализированы сделки, подлежащие оспариванию, рассмотрен вопрос о необходимости их оспаривания в целях пополнения конкурсной массы, сделки оспорены.
  • По итогам продажи активов и оспаривания сделок осуществлено частичное удовлетворение требований кредиторов.

Основания для привлечения к ответственности по заявленному основанию отсутствуют — большая часть оспоренных сделок была совершена в процессе длительных хозяйственных отношений.

Выводы:

Несмотря на то, что мы присоединились к делу уже после того, как была проведена первая экспертиза, удалось добиться справедливости для должника и доказать, что банкротство не было преднамеренным.


Все кейсы
Для получения консультации заполните форму
Заполняя форму, вы соглашаетесь на обработку персональных данных (ст. 9 ФЗ от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных»).
Подписка на рассылку

Хотите узнать больше об экспертизе, оценке и нашей работе?

Подпишитесь на выпуски наших писем.
Выходят три раза в месяц. Без спама
Подписаться на рассылку
Подпишитесь на нашу рассылку
Заполните форму
и мы вам перезвоним
Заполняя форму, вы соглашаетесь на обработку персональных данных (ст. 9 ФЗ от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных»).
Ваша заявка принята
Мы свяжемся с вами в ближайшее время.
Ваша заявка принята
Мы свяжемся с вами в ближайшее время.
Ваша заявка принята
Для получения консультации заполните форму
Заполняя форму, вы соглашаетесь на обработку персональных данных (ст. 9 ФЗ от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных»).