Покопаться в деньгахПокопаться в деньгахДеньги! EN
Экспертиза
28 июня 2024

Железные аргументы: как экспертиза помогла доказать, что коррозия металлопродукции возникла из-за небрежного хранения

В 2012 году одна компания передала другой большой объем строительной продукции на хранение под расписку. Документ был составлен очень формально, без указания качества и состояния продукции. Поэтому когда через восемь лет выяснилось, что большая часть изделий пришла в негодность, у сторон возник спор, кто в этом виноват.

Обстоятельства дела

Объектом разногласий стала металлопродукция — оребренные трубы, оцинкованные детали каркаса и камеры АВО, которые в 2012 году компания А передала компании Б на ответственное хранение под расписку. В 2020 году собственник решил забрать свое имущество. И тут выяснилось, что металл частично подвергся коррозии, а у некотрых камер не доставало элементов. Использовать трубы по назначению было невозможно, и их стоимость существенно упала. Тогда компания А предъявила компании Б иск о возмещении ущерба, возникшего из-за ненадлежащего хранения вверенного имущества.

Что надо было установить

Так как при передаче металлопродукции ее состояние нигде не было зафиксировано, у сторон возникли разногласия о времени возникновения коррозии. Владелец заявлял, что она появилась по вине второй стороны из-за нарушений условий хранения. Ответчик утверждал, что трубы были переданы уже в таком состоянии.

Чтобы разрешить спор, суд назначил экспертизу

Надо было определить:

  • какое количество металлопродукции сейчас фактически находится у компании Б;
  • совпадает ли оно с тем количеством, которое было передано на ответственное хранение по расписке;
  • имеется ли на металлопродукции коррозия и механические повреждения и какой характер они носят;
  • когда возникли эти повреждения;
  • по какой причине могли возникнуть повреждения и повлияли ли на это условия хранения.

С какими сложностями столкнулись эксперты

Экспертиза состояла из трех блоков:

  1. Проведение аудита продукции на объекте, чтобы понять, сколько ее осталось на текущий момент.
  2. Установление имеющихся повреждений, а также причин их возникновения.
  3. Химический анализ для определения сроков появления коррозии.

При изучении документации выяснилось, что расписки о передаче продукции были оформлены некорректно. Поставка была комплектами или ящиками, трубы были указаны метражом, а не штучно. Эксперты долго пытались вычислить, сколько в один ящик может входить трубной продукции, и поняли что надо выезжать на объект — проверять, сколько труб входит в ящик. И потом, исходя из этого, рассчитывать, сколько труб был изначально.

Ты туда не ходи, ты сюда ходи

Попасть на объект и провести аудит тоже оказалось непросто. Склады, где хранилась продукция, находились на территории завода, часть цехов которого отдали в аренду под хранение. Суд дал допуск на объект, но арендодатель под разными предлогами задерживал допуск на площадку.

Наконец, удалось согласовать день. Наши эксперты приехали на объект и приступили к осмотру. При этом за ними повсюду следовали представители обеих сторон и вели видеофиксацию происходящего, вмешивались в расчеты и просили пересчитать результаты.

Также группу сопровождал юрист компании Б, который внимательно следил за тем, что эксперты фотографируют в рамках аудита и пересчитывал с нами каждую единицу. Он всё время пытался запретить съемку под предлогом, что в кадр могут попасть объекты, составляющие коммерческую тайну.

На осмотре мы просили предоставить погрузочную технику, потому что ящики, где хранились трубы, огромные: около десяти метров в длину, и два человеческих роста в высоту. И таких ящиков — несколько ярусов.

В открытой таре трубы пересчитать было можно. Но залезать на верхний ярус, чтобы посчитать их количество в закрытом ящике, физически небезопасно. Автокран в цех загнать было нельзя, а цеховой кран владельцы объекта давать не хотели — сказали, что это аренда за отдельную плату и выставили огромный ценник.

В итоге часть ящиков владельцы цехов все-таки открыли по письменному запросу. Остальные пришлось открывать своими силами — один из экспертов залез на верхний ярус и снимал крышки сам.

Внешнее состояние труб мы описали по визуальному наблюдению. Чтобы увидеть поверхность изнутри, использовали специальную камеру на щупе. Это был первый случай работы с такой техникой в нашей практике.

фотография коррозии изнутри

Фотофиксация коррозии внутри труб

Также на одной из камер АВО был полностью «вырезан» торцевой фланец и большая часть верхней поверхности.

камера со срезанным фрагментом

Камера АВО с вырезанной торцевой стенкой

В итоге вместо запланированных двух часов осмотр занял пять.

Взятие и анализ образцов

Так как нужно было не просто установить факт коррозии, но и определить время ее возникновения, мы ходатайствовали о проведении комплексной экспертизы и привлечении стороннего эксперта-химика. Только так можно было достоверно подтвердить или опровергнуть утверждение, что металл испортился во время хранения.

Коррозия крупным планом

Микрофотография очагов коррозии

Шумилкина Вера
Шумилкина Вера,
Ведущий специалист строительного отдела экспертной группы Veta

«Дальше была задача со звездочкой: чтобы химик мог провести исследование, необходимо было взять образцы, а это подразумевало резку металла. Вторая сторона продолжала ставить палки в колеса, говоря, что они не могут дать нам допуск на оборудование. Взамен они предлагали взять оборудование у них. Но для того, чтобы им воспользоваться, требовалось пройти внутреннее обучение сроком от трех недель до нескольких месяцев».

Затягивать экспертизу на такое время мы не могли. Уведомили суд и попросили дать допуск для нашего оборудования. В конце концов, вторая сторона сдалась и разрешила взять образцы. Эксперт приехал на завод вместе с химиком, они вырезали несколько кусков труб и доставили их в лабораторию.

Мы переживали, получится ли определить срок коррозии, но химик справилась. Она брала неповрежденные металлические фрагменты, искусственно ускоряла коррозию, а потом по этим данным определяла скорость возникновения разрушений на этом виде металла. Точную дату установить не удалось, однако исследования показали, что коррозия появилась от 5,6 до 8,2 лет назад. То есть однозначно после передачи на ответственное хранение.

Расчет убытков

Чтобы посчитать ущерб владельцев, эксперты определили стоимость аналогичной новой продукции на дату исследования и сделали корректировку на дату поступления товаров на склад.

Затем они рассчитали стоимость объектов на момент исследования с учетом технических характеристик и износа. Камеры АВО, кроме одной, на которой были срезаны фланцы, и комплекты оцинкованных деталей каркаса находились в хорошем состоянии и были пригодны для эксплуатации. Трубы из-за коррозии использовать по назначению было уже нельзя — только сдать на металлолом.

С учетом всех факторов (износ, повреждения, узкая специализация оборудования, комплектация, объем) размер реального ущерба эксперты оценили в 85 100 000 рублей, а размер упущенной выгоды из-за невозможности реализовать поврежденный товар — 172 000 000 рублей.

Выводы экспертов

Наши расчеты, сколько труб должно быть в ящике, оказались правдивыми. Мы сложили их общее количество и вышли на заявленный метраж. Однако несколько цифр не сошлось, и понять, в какой момент перестало сходиться, было невозможно.

При осмотре мест хранения и внешнего вида металлопродукции, а также сопоставление увиденного с требованиями ГОСТ было установлено, что трубы и камеры хранились с нарушениями:

  1. Не обеспечена консервация оборудования.
  2. Нарушена целостность полиэтиленовой упаковки и некоторых ящиков, в которых хранились изделия.
  3. Не принимались меры по охране, из-за чего часть металлопродукции оказалась утрачена.

Также результаты экспертизы позволили предположить, что, хотя на момент осмотра оборудование находилось в крытом помещении, до этого оно какое-то время могло стоять на открытой площадке.

Всё это привело к попаданию влаги и образованию конденсата в упаковочном полиэтилене и на поверхности труб. Длительное воздействие этих факторов и привело к коррозии — от нее пострадало даже защитное алюминиевое покрытие.

Все повреждения возникли уже после того, как трубы и камеры передали на ответственное хранение. Производственных дефектов металла экспертиза не обнаружила.

Заключение

Экспертиза подтвердила, что часть труб после передачи на хранение была утрачена, а одна камера АВО получила неустранимые дефекты. Также удалось доказать, что коррозия возникла уже после передачи труб компании Б из-за ненадлежащих условий хранения.

Правда, при вынесении решения суд не усмотрел в этом признаков заведомой недобросовестности и, соответственно, не счел арендодателя виновным. Владельцу выплатили компенсацию только за утраченные трубы и поврежденную камеру АВО.

Однако это был один из первых случаев проведения комплексной экспертизы, которая кроме исследования включала в себя еще и аудит. Эксперты сделали всё от них зависящее, чтобы помочь установить истину, и их выводы были учтены судом при вынесении решения и определении стоимости спорной продукции.

Шумилкина Вера
Автор кейса: Шумилкина Вера Николаевна,
Ведущий специалист строительного отдела экспертной группы Veta

Все кейсы
Для получения консультации заполните форму

Хотите узнать больше об экспертизе, оценке и нашей работе?

Подпишитесь на выпуски наших писем.
Выходят три раза в месяц. Без спама.
Подписаться на рассылку
Подписка на рассылку
Подпишитесь на нашу рассылку

Подпишитесь на новые статьи из мира экспертизы

Пишем мощные руководства по экспертизе в разных областях, исследуем стоимость юридических услуг в разных регионах России.

Илья Жарский
Заполните форму
и мы вам перезвоним

Ваша заявка принята
Мы свяжемся с вами в ближайшее время.
Ваша заявка принята
Мы свяжемся с вами в ближайшее время.
Ваша заявка принята
Для получения консультации заполните форму