Дмитрий Павлович Жарский, директор Экспертной группы VETA, оценщик первой категории, судебный эксперт:

«СТЭ не подразумевает каких-либо проблем, и их не должно быть — процедура ее проведения нормирована, прописаны и правила техники безопасности. И если что-то все же произойдет, например обрушение стены, это может быть опасно для эксперта, но не является препятствием для исследования, скорее наоборот — будет хорошей иллюстрацией для выводов.

Экспертиза — это результат изучения и анализа, а у них возможен лишь один недостаток — низкое качество проведенных работ и расчетов. Исправить его просто — надо сменить эксперта».

 — Дмитрий Павлович, что является основными объектами строительно-технической экспертизы?

— В самом широком смысле экспертизе могут быть подвергнуты результаты градостроительной деятельности. Согласно Градостроительному кодексу это деятельность по развитию территорий, в том числе городов и иных поселений, осуществляемая в виде территориального планирования, градостроительного зонирования, планировки территории, архитектурно-строительного проектирования, строительства, капитального ремонта, реконструкции объектов капитального строительства, эксплуатации зданий, сооружений. И все это может быть исследовано экспертом, с составлением последующего заключения.

В более конкретном плане, особенно когда речь о судебной строительно-технической экспертизе (СТЭ), ее объектом являются строительно-монтажные, линейные, пуско-наладочные работы, условия и порядок их выполнения, приготовления к работам подрядчика, эксплуатация объекта заказчиком строительства, а также любая профильная информация, предоставленная на экспертные исследования в установленном законом порядке. Эксперт изучает все те элементы и явления, что позволяют ответить на вопрос, поставленный перед ним судом или частным заказчиком. Для чего, например, ему может потребоваться не только определить качество бетона, но и его ценообразование.

— Какие проблемы могут возникнуть при проведении СТЭ? И как их решить – если таковые имеются?

— Непосредственно сама СТЭ не подразумевает каких-либо проблем, и их не должно быть – процедура ее проведения нормирована, прописаны и правила техники безопасности. И если что-то все же произойдет, например, обрушение стены, это может быть опасно для эксперта, но не является препятствием для исследования, скорее наоборот – будет хорошей иллюстрацией для выводов. Экспертиза – это результат изучения и анализа, а у них возможен лишь один недостаток – низкое качество проведенных работ и расчетов. Исправить его просто – надо сменить эксперта.

А вот при подготовке к СТЭ проблемы могут возникнуть. Это и формирование неточного вопроса эксперту, из-за чего ответ может не удовлетворить судью или заказчика, и сложности с доступом на объект, если он, например, за забором и под охраной… в принципе, это все зона ответственности не эксперта, а заказчиков, их юристов, но они могут и не знать о подобных вещах, особенно если сталкиваются с ними впервые. Решить их не так сложно, просто потребуется время и предпринять определенные действия, а к этому надо быть готовым. Поэтому, перед судебным разбирательством или заказом независимой СТЭ стоит проконсультироваться с экспертом и выяснить эти моменты. Кстати, из-за этого часто заказывают досудебную экспертизу – чтобы знать, что ожидать, и выстроить свою линию защиты.

— А какие требования предъявляются сегодня к экспертам строительной экспертизы?

— В подавляющем большинстве случаев СТЭ проводится для суда, а здесь к экспертам законодательно установлено два требования – наличие специальных знаний и наличие высшего образования. Правда, второе – это требование только к государственным экспертам, а не к частным, но на практике и для них фраза «наличие специальных знаний» трактуется как профильное высшее образование или просто высшее образование плюс соответствующая переподготовка. А вот сертификация судебного эксперта – это сегодня дело добровольное, хотя, в скором времени ситуация должна измениться.

Тем не менее стоить отметить, что эксперты по СТЭ почти никогда не работают сами по себе, поскольку данный вид экспертизы требует, как правило, наличия различного, порой очень объемного и дорогостоящего оборудования. Поэтому они становятся сотрудниками частных экспертных организаций, которые должны обладать правоспопосбностью на проведение СТЭ. Зачастую, когда стороны и суд предлагают такие организации, выясняется, что в Едином государственном реестре юридических лиц (ЕГРЮЛ) у них прописан совсем не тот вид деятельности, который требуется для экспертизы. Или она просто состоит не в профильной СРО. То ест, правоспособность юридического лица на СТЭ устанавливается соответствующими видами деятельности в учредительных документах и ЕГРЮЛ, членством в профильной СРО и полученными допусками на соответствующие обследования.

Также большое значение имеет материально-техническая база, которая имеется у этой экспертной организации. СТЭ подразумевает более сложные измерения и исследования, чем можно произвести с помощью рулетки и листа бумаги, а все остальное оборудование должно соответствовать требованиям законодательства РФ в области технического регулирования. В частности, все программное обеспечение, что использует эксперт, должно быть лицензировано, а инженерные приборы – иметь действующую поверку. Иначе выводы проведенной СТЭ можно будет легко поставить под сомнение и оспорить.

— Дмитрий Павлович, как Вы относитесь к введению квалификационных аттестатов, обязательных для оценщиков с 01.07.2017г.? Какие трудности могут возникнуть в этой связи?

— Прежде всего надо отметить, что эти нововведения касаются оценщиков, а не специалистов в сфере строительно-технической экспертизы.

Тем не менее я не вижу чего-то принципиально нового, оценщики и эксперты – это специалисты, которые итак сдавали профильные экзамены или тесты для допуска к работе, для совершенствования своих навыков. Хочу напомнить, что новый аттестат заменит тот, который оценщики получали ранее по итогам единого квалификационного экзамена, проверяющего соответствие федеральным стандартам оценки. Просто теперь у аттестата есть срок действия.

Да, будем проходить аттестацию раз в три года, но я не ожидаю трудностей в связи с этим. Нам и так приходится регулярно обновлять и подтверждать свои знания. Профессиональная подготовка или переподготовка, обучение на специализированых курсах, повышение квалификации – соответствующие дипломы и свидетельства есть у каждого реально работающего оценщика. Свой профессиональный уровень необходимо поддерживать и повышать – этого требует рынок, через полгода за этим будет следить и государство.

Следовательно, для тех оценщиков, кто много и успешно работает, не изменится практически ничего. У остальных есть еще время, чтобы подготовиться к экзамену, определиться со специализацией (оценщик сможет работать только в том направлении, которое указано в аттестате). Оценочная деятельность очень четко регламентирована и стандартизирована, и, чтобы ее правила применять на практике, их достаточно хорошо выучить и «прокачать», а это под силу каждому.

— А как будут работать компании, оказывающие услуги по кадастровыми работам в соответствии с поправками к законодательству, которые вступили в силу с 01.01.2017 г. в части кадастра?

— Он будут работать по новым правилам, которые уже не раз изменялись за последние несколько лет. Каких-то проблемных моментов в них нет. Да, с 1 января вступил в силу закон, дополняющий закон о государственной регистрации недвижимости. Он комплексно регламентирует отношения по оформлению недвижимости, охватывая сферы и кадастрового учета, и государственной регистрации прав, с его принятием было внесено немало правок и дополнений и в другие, связанные с ним законы и нормативные акты. В частности, обновлены список предоставляемых документов, порядок взаимодействия кадастровых инженеров с регистрирующими органами, даже некоторые технические моменты при кадастровых работах… Но для компаний это все изменения процессуальные, а не принципиальные, нет такого, чтобы только из-за них кто-то не смог работать дальше или столкнулся с серьезными проблемами.

Есть еще один момент, о котором достаточно много говорилось, но он не критичен именно для работы рынке. Так, с 2017 года частные компании не могут принимать участие в кадастровой государственной оценке земель и недвижимости – для этого теперь должны создаваться новые госструктуры. Выдвигалось предположение, что в результате могут пострадать частные оценочные компании, например, упадут их доходы. Но такая оценка проводилась один раз в 2-3 года, выполнялась по разовым контрактам, и нет таких компаний, для которых это был бы значительный источник заработка (за очень редким исключением, может быть). Всё же, в большинстве случаев основной доход оценочных компаний – бизнес-клиенты.

— А какие еще изменения в сфере СТЭ можно ожидать в ближайшее время?

— Предполагаю, не ошибусь, если скажу, что сейчас все специалисты, которые делают экспертизы для суда, ожидают принятия нового регламентирующего закона. Насколько мне известно, сейчас проект ФЗ «О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» уже внесен в Госдуму, его обсуждают, и, как ожидается, он будет принят в весеннюю сессию и начнет действовать летом этого года. Он придет на смену закону, принятому в 2001 г.

Конечно, к проекту могут быть вопросы, но изначально в нем немало ожидаемых новелл. В том числе – уравнивание прав судебных экспертов государственных и из частного сектора, нормирование системы доступа тем и другим к проведению судебной экспертизы, определение самой процедуры назначения и выбора эксперта в ходе заседания. И, если эти моменты будут четко прописаны в новом законе, то это послужит хорошей базой для дальнейшего развития российского института судебной экспертизы. Но, как показывает практика, после трех чтений в нашем парламенте законопроекты могут принять совсем не тот смысл, который закладывался в самом начале. И данный документ уже вызывает и споры, и активные обсуждения. Поэтому очень интересно, какой именно вариант станет в итоге законом.

Беседу вела Татьяна Бабенко

 

Источник: журнал «Градостроительное право»

Рассказать друзьям:

Другие публикации