За последние три года появился целый ряд нормативных актов, благодаря которым взыскать упущенную выгоду теперь реальнее, чем когда либо. Но это не значит, что легче и проще – потребуются «железобетонные» доказательства не только факта убытков, но и обоснование их размера. О том, как их найти и представить, шла речь на семинаре «Упущенная выгода: версия 2.0» в Нижнем Новгороде.

Мероприятие состоялось 22 августа в конференц-зале «Медиа Страйк Холла», его организаторы – Экспертная группа VETA и компания «АПИ». Спикерами выступили судебный эксперт, оценщик 1 категории, директор Экспертной группы VETA Дмитрий Жарский и юридический советник группы Ильяс Янбаев.

Основная тема семинара – взыскание упущенной выгоды при нарушении договорных обязательств. Спикеры осветили общие правовые подходы, методику расчета и практику взыскания в суде при договорах поставки/купли-продажи, арендных и договорных отношениях. По их словам, основными нормативными актами, сделавшими взыскание более реальным, стали: Федеральный закон № 42 от 08.03.2015, которым были внесены изменения в Гражданский кодекс РФ, и два Постановления Пленума ВС РФ – № 25 от 23.06.2015 и № 7 от 24.03.2016.

Тем не менее, нововведения не гарантируют успеха в случае судебного разбирательства. Как отметил Ильяс Янбаев, к элементам доказательства невозможности извлечения упущенной выгоды может быть отнесена ситуация, когда предпринимательская деятельность приостанавливается в случае нарушения того или иного гражданско-правового обязательства. В этом случае суды приветствуют судебную экспертизу и учитывают падение финансовых показателей компании как обоснование наличия неполученных доходов.

«Именно от квалификации эксперта-оценщика зависит, насколько обосновано он сможет сделать расчет упущенной выгоды. И, если потребуется, он должен уметь отстоять и доказать их в суде, поскольку, как показывает практика, другая сторона будет оспаривать результаты, в том числе и мнением другого специалиста. Все же, упущенная выгода – это вероятностная величина, следовательно, требуется грамотное построение финансовой модели с учетом разумной степени достоверности. И признание отчета об оценке (экспертизы) на судебном заседании надлежащим доказательством после жарких дебатов – финал успешной работы эксперта», –  отмечает Дмитрий Жарский.

 IMG_8793.jpg

Рассказать друзьям:

Другие новости